• novpravda@tularegion.org
  • 301650. Тульская область, г.Новомосковск,
    ул. Комсомольская, д.8
  • +7 (48762) 6-31-88
    +7 953-198-19-31
 
Песня  о тревожной молодости 24.07.2016 18:57:43

Песня о тревожной молодости


Машу принимали в комсомол в 1944 году, когда училась девочка в шестом классе 11-й школы Сталиногорска. Нервничала ужасно, хотя и училась очень хорошо, и устав знала назубок. Одного тогда не знала Маша Родионова: отныне и на долгие годы  жизнь ее будет связана с комсомолом, и столько она дел переделает, что на пять жизней хватило бы.

Ревущие сороковые
СЕМЬЯ-ТО была большая: кроме Маши, еще четверо. А отца в 42-м призвали в армию. В 43-м он погиб под Сталинградом. Мать работала день и ночь, по-другому никак нельзя было. И все равно – перебивались с хлеба на воду. Жили тогда в поселке шамотного завода, в бараке. Как-то однажды, работая на картошке, пожалела тапочки, другой-то обувки не было, сняла и поставила в сторонке. Да получилось так, что пришла домой босиком. Что делать – в школу в чем-то идти надо.
На линейке, а они в школах проводились тогда ежедневно, стоит Маша одна-единственная в шеренге босиком. Директор и отправил девочку домой, раз обуться не во что. Пришла вся в слезах. Мама Марфа Григорьевна вздохнула и говорит, мол, что ж делать, дома посиди, пока на новые тапочки тебе не накоплю.
Все хозяйство было на Маше. И печь топила, и еду братьям, сестрам и маме готовила. Из чего приходилось. Однажды не смогла снять с плиты тяжеленный чугун с вареными капустными листьями, опрокинула. Тем самым оставив всю семью без ужина. Что делать?! И ведь не наказания боялась, а переживала за своих. Как им теперь, голодным-то? Набралась смелости, пошла в заводскую столовую - и к женщине-поварихе: так, мол, и так. Та пожалела девчонку, налила полкотелка похлебки: пусть твои хоть по тарелочке съедят. Счастливая, побежала опрометью домой. А зря побежала, потому что был гололед, и Маша на пригорке поскользнулась. Вся с таким трудом добытая еда утекла в снег. И ведь повариха еще котелок ей налила! Вот какие люди были добросердечные и отзывчивые. Хотя по тем временам ту же повариху не то что с работы за такое могли погнать – в лагерь отправить. Может, именно тогда Маша Родионова и на сознательном, и на подсознательном уровне определила раз и навсегда для себя: если что-то делаешь, то делай это ответственно.

Комсомолка, спортсменка, почти отличница
ТЕПЕРЬ мало кому известно, но в те тяжелые годы в поселке шамотного завода было столько детворы, что учились в три смены. И вообще, вспоминает Мария Павловна, спрос был строгий. Молодые учителя, получившие педагогическое образование в предвоенное время, предметы свои знали на «отлично» и от учеников того же требовали. Откровенно отстающих, то есть двоечников, почти и не было.
Комсорг школы Влад Репин подошел как-то к Маше, говорит, мол, пора бы тебе в комсомол. Девочка ты прилежная, занятий ни одного не пропустила, да к тому же еще общественной работой занимаешься. Дерзай, буду рекомендовать. Маша очень запереживала, ведь по астрономии у нее тройка была! Но Влад обнадежил: «Ты, главное, когда спросят про успеваемость, про астрономию свою не утаивай. Говори, как есть». В общем, прием в комсомол прошел нормально. Немаловажную роль сыграли и спортивные Машины достижения. На беговой дорожке была среди первых, а прыгала вообще выше всех – брала метр сорок стилем «ножницы». Кто знает толк в этом виде легкой атлетики, тот оценит. Отлично играла в волейбол, занималась и гимнастикой, тогда чрезвычайно среди девушек популярной.
Но главное, это, конечно, общественная работа. Третьеклассники, а Маша была у них пионервожатой, от нее не отходили. Была первой и на пришкольном участке, где ребята выращивали морковку, капусту и прочие необходимые для роста молодых организмов огородные культуры.
…Когда еще не осознавшая всю значимость момента Маша вышла уже с комсомольским билетом в коридор, друзья-подруги буквально набросились с объятьями-поцелуями и криком «ура-а-а!». То же самое и дома было. Вот как ценили в те годы членство в ВЛКСМ. Не для положительной характеристики в вуз стремились в комсомол и не для продвижения по карьерной лестнице, как несколько десятилетий спустя. Для жизни, для добрых дел. И принимали в комсомол далеко не каждого.
Отдельно надо сказать о том, кто дал ей рекомендацию, а в какой-то степени и путевку в жизнь. Владислав Григорьевич Репин окончил 11-ю школу с золотой медалью, далее пошел по научной части и стал одним из создателей «ядерного чемоданчика». Он, кстати, не единственный из по-настоящему больших, значимых для страны людей, с которыми в жизни пришлось общаться Марии Павловне Хабибулиной (тогда еще Родионовой). Полная надежд на будущее и исполненная самых светлых устремлений простая советская девушка. Впрочем, как сказать – такая ли уж простая.

Родина сказала: «Надо!» - Комсомол ответил: «Есть!»
В ИНСТИТУТ по окончании школы Маша Родионова не попала, по причине досадной, о которой умолчим. А учиться дальше хотелось очень. Не могла девушка себе представить дальнейшей жизни без серьезного образования. И поехали они с подружкой Валей в Подмосковье – счастья пытать.
Годы в Ивантеевке, в кооперативно-торговом техникуме, пролетели – не заметила. Когда замечать? Учеба и хлопоты комсорга времени не оставляли. Почти. Когда защитили дипломы, надо было как-то это дело отметить - устроить выпускной бал. Маша с подругами задумались, что это за бал будет, когда одни девчонки? На свой страх и риск связалась с ребятами из строительного техникума, в котором, наоборот, девчат была нехватка. Короче говоря, закатили настоящий праздник, с танцами, песнями, шутками. До четырех утра. А утром Машу Родионову вызвали к начальству. Ну, все, подумала, сейчас «аморалку» пришьют или вообще антиобщественную деятельность. Какое там! Похвалили от души. А тут Родина бросила клич: «Комсомольцы! Вы нужны на целине!» Мария сагитировала весь выпуск, пятьдесят шесть человек. Заняли в поезде три вагона и отправились.

Здравствуй, земля целинная!
ПРИБЫЛИ в Кустанайскую область. Мария оказалась в Узункольском районе и, будучи комсоргом, взяла на себя хлопоты по размещению юных целинниц. Да так рьяно и продуктивно, что уже очень скоро ребята, к которым присоединились нижегородские добровольцы, все передружились, не только на совесть вкалывали, но и досуг проводили не хуже, чем в городе. В общем, отличилась и стала секретарем райкома комсомола.
Ярких эпизодов в целинной жизни Маши Родионовой было хоть отбавляй. За ударную работу по выращиванию кукурузы райкому выделили автомобиль «москвич». Расстояния-то там немереные. Как-то, когда никакой машины и в помине не было еще, пришлось Родионовой по срочному делу за полсотни верст зимой добираться. Запрягли лошадку Пегашку, села, поехала. Не проехала и половины пути, как начался буран. Не видно ни зги. Лошадь, утопая по грудь в снегу, с дороги сбилась. Холод начал одолевать. Подумала, ну, вот и все – кончилась моя комсомольская работа, а заодно и жизнь. Было уже темно, когда неподалеку послышалось ржание. Пегашка откликнулась. На Машино счастье совершенно случайно в этом сплошном снежном молоке на нее наткнулся казах по имени Тулеген. Он-то и спас Марию, привез на утро в дом своей дочери. Там отчаянного секретаря насилу отогрели.
А вот еще случай был. Сидела как-то ночью Мария при свечах в землянке, служившей «резиденцией» райкома комсомола. «Строчила отчет, - вспоминает Мария Павловна. - Вдруг в окошко стучит кто-то. Вошел мужчина, спрашивает: ты кто? Так и так, отвечаю, секретарь. – А что делаешь тут ночью кромешной? – Работаю… А я, говорит, тоже секретарь. ЦК ВЛКСМ, Шелепин Александр. Я чуть в обморок не упала…» Кончилось тем, что вскорости на счет райкома пришли очень большие деньги из ЦК ВЛКСМ – на строительство здания, чтобы в землянке при свечах больше не сидели.
…Там же, на целине, Мария Родионова встретила свою первую и на всю жизнь любовь - Станислава Хабибулина. Он тоже по комсомольской части работал, пересекались, но поначалу относились друг к другу только по-товарищески. «Быт у меня в квартирке присутствовал исключительно холостяцкий. Да что там – никакой, - вспоминает он сегодня. - И зашла как-то Маша по делу. Огляделась, вздохнула, взяла тряпку. Через полчаса мое запущенное донельзя жилище превратилось в уютный уголок. И посмотрел я на Машу совсем другими глазами…»
В Казахстане прожили Хабибулины еще много лет, а потом переехали на малую родину Марии Павловны – в Новомосковск, живут в своем домике в поселке огнеупорного завода. Есть у них дочь, врач по образованию. Внук тоже состоялся: ведущий инженер крупного предприятия. Сложилась жизнь как песня. Пусть временами и тревожная, но больше добрая и красивая.


Андрей ЛИФКЕ
Фото автора



Возврат к списку


Написать в редакцию