• novpravda@mail.ru
  • 301650. Тульская область, г.Новомосковск,
    ул. Комсомольская, д.8
  • +7 (48762) 6-31-88
    +7 953-198-19-31
 
10.08.2015 12:22:09

Обо всём, что нас волнует

Лето – пора отдыха. И время подведения итогов работы за первое полугодие. К примеру, о том, с чем подошли к нынешним каникулам российские законодатели, сегодня рассказывает член Совета Федерации ФС РФ от Тульской области Юлия ВЕПРИНЦЕВА.

Пенсия: возраст под вопросом

– Юлия Владимировна, 9 июля в Туле по вашей инициативе был проведен круглый стол, посвященный изменениям в пенсионном законодательстве. Чем это было вызвано?

– До настоящего времени пенсионная система продолжает оставаться непрозрачной и непонятной большинству людей. Я часто общаюсь с туляками и вижу, что многие не понимают, как им рассчитывают и начисляют пенсию, как происходит ее индексация и чем, например, отличается страховая часть от накопительной. Изменениям в пенсионном законодательстве мы и посвятили круглый стол. В ходе работы разъяснили содержание федеральных законов «О страховых пенсиях» и «О накопительной пенсии», вступивших в силу с 1 января. И также, что очень важно, мы положили начало общественной дискуссии в Тульской области на тему повышения пенсионного возраста. Думаю, что наш пример подхватят общественные организации. Необходимо донести до людей объективную информацию и получить обратную связь. По итогам работы круглого стола его участники приняли резолюцию, которая будет направлена Правительству Российской Федерации.

– В ходе прямой линии Президент Владимир Путин допустил в будущем повышение пенсионного возраста. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в интервью «Российской газете» также заявила, что России не избежать этой меры. Какие мнения есть у сенаторов?

– Мнения моих коллег разные, как говорится, у каждого своя правда. Но в одном сходятся все: проблема существует и требует решения. Основные споры идут о том, насколько и когда повышать пенсионный возраст, а главное: можно ли обойтись без такой радикальной меры? Но о том, что в этом направлении нужно решаться на какие-то шаги, эксперты говорили уже давно. С одной стороны, для этого назрели экономические предпосылки. Но, с другой стороны, продолжительность и условия жизни россиян еще не так высоки. К примеру, часто в защиту повышения пенсионного возраста приводят в пример Европу, где в ряде стран мужчины выходят на пенсию в 65 лет. Но нельзя забывать, что продолжительность жизни у них достигает 80-летнего рубежа, а в России средний возраст всего 65 лет. У нас в стране слишком высока смертность, чтобы принимать решение повысить возраст выхода на пенсию быстро и необдуманно. Сейчас рассматриваются разные варианты сроков продления трудовой деятельности – от трех до пяти лет. И людям нужно объяснять, что цель повышения пенсионного возраста состоит в обеспечении достойного уровня выплат. Ведь альтернатива повышению – это ничего не предпринимать. Но тогда в силу объективных причин, в частности из-за ухудшающегося соотношения между пенсионерами и работающими, уровень жизни пожилых людей будет снижаться. – А ваша личная позиция какова? – Вы знаете, если сейчас все было, как, скажем, в советское время, когда все граждане трудились легально, а все организации в полном объеме делали отчисления в фонды, то, наверное, повышения пенсионного возраста мы смогли бы избежать. Говоря о людях в возрасте, мы часто забываем, что это именно те люди, которые в большинстве своем в течение всей трудовой жизни платили налоги и работали на благо государства. Поэтому сейчас, когда они вышли на пенсию, имеют полное право на достойную жизнь. И здесь важнейшей задачей остается значительное повышение пенсионного пособия, адекватного для существующих социально-экономических условий.

В реалиях нашего времени повышение пенсионного возраста – это то, к чему в любом случае должно прийти наше государство, но это решение требует большой подготовительной работы. Надо тщательно изучить все риски и уменьшить их отрицательное влияние. Важно объявить об этом решении заранее – за несколько лет до того, как нормы о повышении пенсионного возраста реально вступят в силу.

Я абсолютно согласна с Президентом в том, что это должны быть отложенные решения. Чтобы все заинтересованные стороны – и работники, и работодатели – могли адаптироваться к новым условиям. И самое принципиальное условие: изменения ни в коем случае не должны коснуться людей предпенсионного возраста. Согласитесь, если применить предполагаемую норму к людям, которым до выхода на заслуженный отдых остается год-два, то это вызовет как минимум непонимание в обществе.

Если пенсионер работает…

– А какие еще риски несет в себе повышение пенсионного возраста?

– Может осложниться положение на рынке труда. На то же количество рабочих мест будет претендовать большее число работников. Однако в связи с тем, что на рынок будет выходить новое малочисленное поколение рожденных в 90-е годы, то негативный эффект от столкновения разновозрастных групп естественным образом уменьшается. Более важной проблемой, на мой взгляд, является риск роста безработицы и бедности среди лиц предпенсионного возраста. И как следствие, могут возрасти расходы на соответствующие соцпособия и субсидии населению – на ЖКХ, доплаты, позволяющие достичь прожиточного минимума, и прочее.

Все это надо просчитывать специалистам и доводить до сведения людей.

– Как вы относитесь к звучащим предложениям по ограничению выплат пенсий для работающих пенсионеров?

– Введение таких ограничений предложили два ведомства. Минфин говорит о целесообразности отказа от выплаты работающим пенсионерам всей пенсии или ее части при общем доходе свыше 2,5 прожиточного минимума. Я отношусь к этой идее резко отрицательно, как и большинство сенаторов. Смотрите: в 2015 году в целом по России величина прожиточного минимума пенсионера составляет 7161 руб. То есть годовой доход для получения гарантированной пенсии предлагается установить в 215 тысяч рублей?

Но не надо забывать, что зачастую наши пенсионеры работают не потому, что им хочется, а потому, что не хватает на жизнь. Минтруд, в свою очередь, предлагает с 1 января 2016 года отказаться от выплаты страховых пенсий работающим пенсионерам, которые получают доход свыше 1 миллиона рублей в год. Если сэкономленные деньги будут направлены на увеличение пенсий оставшихся пенсионеров, то мера будет хотя бы социально оправдана. И все же мне сложно принять мысль, что мы лишаем гражданина, честно платившего налоги, его собственных заработанных денег.

Зарплату - только «по-белому»

– Как вы относитесь к инициативе применять так называемый «налог на тунеядство»? Подразумевается, что он будет взиматься со всех граждан трудоспособного возраста, за исключением официально работающих, зарегистрированных безработных, студентов, пенсионеров и льготников.

– Это к теме, о которой мы говорили ранее, – нелегальной занятости. По разным оценкам, в теневом секторе трудятся 15-20 миллионов россиян. Добавляем к ним тех, кто получает «в белую» только часть зарплаты, и получается, что так или иначе в теневом секторе занято до половины всего трудоспособного населения. Потери федерального бюджета от недополученных налоговых поступлений исчисляются сотнями миллиардов рублей.

Проблема нелегальной занятости есть во всем мире, и борются с ней по-разному, в том числе и введением социальных платежей. Я считаю, что необходимо усилить меры по легализации трудовых отношений. В первую очередь нужно привлекать к ответственности работодателя, который платит деньги в конверте, а не работника, у которого зачастую нет выбора.

Здоровье всё равно утеряно

– В период осенней и весенней сессий вы активно участвовали в урегулировании и такой сложной проблемы, как возможная отмена чернобыльских льгот…

– Да, история этого вопроса началась в 2014 году, когда появился проект постановления Правительства РФ, предусматривающий сокращение вдвое списка населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения из-за катастрофы на Чернобыльской АЭС. Принципиальным недостатком этого документа является то, что при корректировке перечня загрязненных в результате аварии на ЧАЭС населенных пунктов учитываются только радиационные замеры. В расчет не берутся другие факторы, например превышение заболеваемости по многим болезням – щитовидной железы, органов дыхания, онкологическим.

– Каковы были ваши действия?

– В июне 2015 года совместно с коллегами мы подготовили и направили в Государственную Думу РФ и Правительство альтернативный законопроект. Согласно этому документу гражданам после пересмотра перечня населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения, возмещение вреда и меры социальной поддержки продолжают предоставляться в течение последующих 5 лет при условии проживания в тех же населенных пунктах – в объеме и сроках, предусмотренных настоящим Законом. – И вы провели сбор подписей населения в поддержку такого предложения… – Да, жители 14 регионов России, признанных пострадавшими от загрязнения в результате аварии на Чернобыльской АЭС, собрали и направили более 180 тысяч подписей президенту Союза России «Чернобыль» Леониду Гришину. 16 июля он передал их Председателю Правительства РФ Дмитрию Медведеву. Кроме того, на пленарном заседании Совета Федерации было принято постановление «О совершенствовании комплексных мер, направленных на социальную поддержку граждан, проживающих на радиационно-загрязненных территориях».

– В этом году в течение нескольких месяцев на загрязненных территориях проводились замеры радиации. Насколько они, на ваш взгляд, выполнялись открыто и объективно?

– Я лично выезжала на проведение исследований, например, в Новомосковск. Специалисты работали в присутствии жителей, представителей администрации района, населенного пункта, политических партий, СМИ. Не было ни одного случая, когда хоть одному человеку отказали ли бы участвовать в таких выездах. По данным внешних замеров, которые проводились Росгидрометом и Роспотребнадзором, превышения допустимого уровня радиации не выявлено. А вот результаты более сложных лабораторных исследований станут известны в конце сентября – начале октября. И тогда мы получим четкое понимание того, насколько та или иная территория загрязнена.



Возврат к списку

Написать в редакцию