• novpravda@mail.ru
  • 301650. Тульская область, г.Новомосковск,
    ул. Комсомольская, д.8
  • +7 (48762) 6-37-53+7 (48762) 6-31-88
 
Как живые 29.12.2017 09:52:00

Как живые

Большие желтые  немигающее-внимательные совиные глаза, вот первое, что замечаю, оказавшись в квартире Олега Шептуховского. Даже странно, что огромный оскаленный медведь в «боевой стойке» попадает в поле зрение только вторым. И тут же яркая мысль: «Хорошо, что он не живой!» А ведь всегда считала себя любителем животных…

Обычная квартира-хрущевка, комната, какие наши бабушки именовали обычно «залами», но на этой  небольшой площади собрана такая коллекция чучел животных, что ходить и разглядывать можно часами. Гостеприимный хозяин против экскурсии не возражает и готов рассказать историю всех своих экспонатов. И даже ответить на вопрос, а не жалко ли всех этих замечательных созданий? Олег успокаивает, многие погибли от естественных причин: попали под автомобиль или в лапы хищников, замерзли. Из-за машины погибла и та самая сова, чей взгляд и встретил при входе в комнату. Но обо все по порядку.

С утки все и началось

Родился Олег, можно сказать, неподалеку от Новомосковска – в городе Ельце Липецкой области, но почти все детство и юношеские годы провел в Баку. Но и в Елец нередко возвращался. Тут стараниями дяди и сам Олег, и его брат, так сказать, приохотились к охоте. Дядя, который и научил мальчишек многому из того, что знал сам, работал охотоведом, так что лес для него был как дом родной. Тогда-то впервые Олег взял в руки ружье и до сих пор помнит свою первую добычу. То была утка-кряква.

Тогда, также впервые, и появилась мысль: как бы сделать так, чтобы сохранить свой трофей не только в памяти, но и в более ощутимом виде и надолго. А позже воплощению мечты поспособствовал и друг, который профессионально занимался таксидермией. Сейчас друг сотрудничает с палеонтологическим музеем в Армении.

Так и возникло увлечение, которому Олег Шептуховский посвятил много лет,  и уровень у него уже далеко не любительский. Он специалист в своей области в обоих смыслах – и в области таксидермии, и в области Тульской. Во всем регионе таких людей считанные единицы, а в Новомосковске он такой и вовсе один. Но каким бы мастерством Олег ни обладал, своей основной профессией он таксидермию не сделал, слишком узкая и далеко не везде востребованная специальность, причем сезонная. На хлеб приходится зарабатывать куда менее творческим способом: монтажом пластиковых окон.

Скульптор и зоолог

Как многие себе представляют работу чучельника? Если коротко: взять тушку животного, выпотрошить, набить опилками и сшить. И это не так далеко от правильного ответа, только такой метод уже давно устарел и мало кем используется, особенно среди профессионалов своего дела.

Помимо многих технологических и химических процессов выделки шкурки, чтобы она сохранила эластичность и не сгнила, кардинально поменялась методика самой набивки. Вместо опилок используется пенополиуретан (та самая монтажная пена). Модель можно как приобрести в специализированных магазинах, так и изготовить собственноручно, и последний метод потребует хороших знаний не только анатомических особенностей животного, но даже его повадок. Ведь не менее важно придать будущему чучелу естественное положение. Так что таксидермист – это не просто ремесленник, но и в немалой степени знаток природы.

Как рассказал Олег Шептуховский, если он работает над животным, повадки которого ему неизвестны (а известны ему многие), то до начала основных дел он ищет литературу, фото и видеоматериалы о данном виде, наблюдает, как зверь или птица двигается в условия естественной среды обитания.

А дальше – кропотливый труд. Сначала «мастерская» была оборудована прямо в квартире, что, конечно, мало радовало супругу мастера, зато сейчас есть свой оборудованный уголок в гараже.

Птичка-синичка – это самое сложное

Рассказывать о тонкостях мастерства людям непосвященным – занятие не самое благодарное. Другое дело - обмениваться опытом с таким же профессионалами. Олег Шептуховский участвовал в семинарах по таксидермии, неоднократно выезжал со своими манекенами на чемпионаты России, откуда возвращался с наградами, но совершенно без гордости за свои успехи. Как рассказывает сам Олег, есть много куда более талантливых мастеров своего дела, а в своих работах он находит небольшие ошибки. Хотя нехватки в  почитателях у Олега тоже не наблюдается: друзья-охотники регулярно снабжают его материалами для работы и с удовольствием забирают потом чучела. Есть и другие заказчики, которым также нравится все, что он делает. Так, сейчас своей очереди на отправку ждет красавец глухарь, в процессе окончательной отделки – медведь. Чей высокий рост и пугающий оскал на протяжении всей беседы так и притягивал к себе взгляд.

А какое из животных самое тяжелое в исполнении? Оказалось, такой моделью для Олега стала… синичка. Миниатюрный размер не позволял работать обычными инструментами, потому пришлось стать почти ювелиром.

 С птицами вообще не все так просто. Первое, что нужно, это… вдохновение. А потом уже работа идет быстро, сейчас Олег способен изготовить манекен буквально за один день. Но на этом работа не заканчивается, после предстоит долгая и тщательная укладка перьев. К этой операции, бывает, приходится возвращаться в течении нескольких дней.

Наконец, самое сложное – это рыбы. Тут Шептуховский, узнав обо всех нюансах, и вовсе решил даже не начинать. Одной только покраски и лакировки требуется несколько слоев.

Учеников нет

О своих планах как скульптора-таксидермиста Олег рассказывает мало, да и нет таких высот, которых бы мечталось достичь. Стать участником европейского чемпионата, который ежегодно проходит в Италии, или мирового, который проводится в США, Шептуховский уже не мечтает -  и ехать туда слишком дорого, и свой уровень он не считает конкурентоспособным. Молодых и перспективных авторов сейчас все больше. Но больше где-то, а не у нас. Свой накопленный опыт Олегу передать некому: сын увлекается совершенно другим; были и двое других, вроде бы увлеченных знакомых, но, вероятно, испугавшись немалых трудностей и (если говорить откровенно) совсем небольшой отдачи, таксидермию бросили и они.

Вот и получается, что такие ценные знания, причем в очень редкой для нашей области сфере, передать некому. Хотя надежда на появление новых энтузиастов, которые тоже загорятся идеей подарить животным и птицам новую «жизнь», пока есть.



Возврат к списку

Написать в редакцию